Разработка виртуальных моделей

Если спрос на очистители воздуха в пандемию еще как-то объясним, то ажиотаж вокруг виртуальных моделей людей вызывает слишком много вопросов.

Компания Malivar, разработчик персонажа Aliona Pole, — один из таких неожиданных бенефициаров кризиса — за апрель увеличила свою выручку в десятки раз и получила несколько крупных предзаказов на 5 млн рублей.

Разгадка — в отмене всех офлайн-мероприятий из-за карантина. Модные показы, а также съемки роликов и рекламы заморожены. Чтобы не терять уже выделенные бюджеты, заказчики заменяют реальных людей виртуальными, которые не уступают своим конкурентам из плоти и крови, а в кое-чем их даже превосходят.

Разница в том, что виртуал никогда не устает, не капризничает, не болеет, не стареет, точно отработает рекламный контракт и не попросит гонорара

Виртуалы — это рисованные персонажи, которые играют роль блогеров, актеров, моделей, выкладывая в соцсетях изображения, где они якобы прогуливаются по улице или сидят в настоящем кафе. «Мы вошли в период, когда цифровое проявление — наши аватары в соцсетях, образ в интернете — становится более важным, чем физическое — то, как мы выглядим в реальной жизни. Это дало толчок такому тренду, как Digital Human, которые интереснее, чем «обычные люди», — объясняет интерес к этому явлению Виктор Захарченко, управляющий партнер фонда FunCubator. Первым виртуалом в современном понимании стала блогер Лил Микела (2,1 млн подписчиков в Instagram) от разработчиков американской компании Brud. Девушка появилась в соцсети в 2016 году и сбила с толку пользователей — уж очень реалистично Микела нарисована, настолько, что с первого взгляда сложно понять, вымышленный ли это персонаж или живой человек. За четыре года виртуальная дива успела сняться в рекламе Prada и Calvin Klein, записать десяток песен и снять клипы к ним. В апреле 2018-го создатели Микелы привлекли $6 млн от фонда Sequoia Capital, сейчас компания оценивается в $125 млн.В Россию тренд на виртуалов пришел сравнительно недавно, в 2018 году. Одним из первых его подхватил 33-летний Валерий Шарипов из поселка Пышма Свердловской области. Раньше Шарипов работал маркетологом в YotaPhone и веб-студии Riplemark, а потом основал компанию по разработке виртуальных персонажей Malivar.

Шарипов рассудил: да, для создания виртуала понадобится команда и ресурсы, но ведь и за каждым крупным блогером и артистом стоят ассистенты, маркетологи, дизайнеры. Разница в том, что виртуал никогда не устает, не капризничает, не болеет, не стареет, точно отработает рекламный контракт и не попросит гонорара. «Миллениалам кажется абсолютно естественным следить за виртуальными персонажами и их историями. Эти ребята родились и выросли с компьютерными играми, без гендерных стереотипов, интересуются вопросами экологии и осознанного потребления, активно пользуются AR-эффектами в соцсетях. Можно сказать, что виртуалы даже более естественны для цифрового мира, чем люди», — уверен Шарипов. С ним соглашается основатель маркетингового агентства Qmarketing Роман Кумар Виас: «Людям абсолютно все равно, кем удовлетворять свое любопытство в соцсетях. Неважно, кто это: котик, человек, девушка из киберпанка. Учитывая однообразность блогерского контента, вполне закономерно, что люди каждый раз хотят чего-то нового».

Валерий Шарипов

В сентябре 2018 года Шарипов с командой создал первого (сейчас их трое) в своем портфолио персонажа Aliona Pole (19 800 подписчиков в Instagram). Сначала разработчики и маркетологи придумали ее внешний вид, историю, характер и взгляды на жизнь. Затем создали эскиз прототипа, похожего на героя компьютерных игр, и отрисовали с помощью программ ZBrush, Maya и Cinema 4D и др. По легенде Aliona — это 18-летняя девушка, «цифровой человек» из будущего, которую придумала «загадочная художница», а создали абстрактные компьютерные технологии. Aliona постит в Instagram текстовые рассказы о своей жизни, философствует, посещает кафе и путешествует, встречается с людьми — например, с актрисой Софьей Синицыной и художником Андреем Тюриным (к живым людям персонажа просто приклеивают с помощью Photoshop).

Первые подписчики не понимали, кто она такая. «Ты что, робот?», «А вы настоящий человек?», «Все равно ничего не понимаю, но это ахеренно», — писали в комментариях профиля. Любопытство разжигало интерес публики: за первый месяц на аккаунт Aliona подписались 1000 человек, в июне — 10 000. Этому способствовало и то, что Aliona Pole начала выкладывать фото с микроинфлюенсерами (блогеры с несколькими десятками тысяч подписчиков) в обмен на ответную рекламу и запустила собственную коллекцию цифровой одежды. Основатели Malivar уверены, что в будущем людям незачем будет покупать реальную одежду — можно просто заплатить за цифровую и надевать ее на фото в соцсетях.

К концу 2019 года на Malivar обратили внимание рекламодатели. Компания сотрудничала с дизайнерами, рекламировала бренд одежды Muus и обувную компанию Indiana Shoes, сотового оператора Yota. Коллаборация c Aliona Pol стоила 200 000 – 300 000 рублей, говорит Шарипов. А московская кальянная Terma, например, заказала разработку собственного виртуала, который обошелся в 50 000 рублей.

Но для российского рынка виртуалы все еще оставались экзотикой, и затея не приносила большого дохода: Выручка Malivar за 2019 год составила 626 000 рублей.

Никаких больше вечеринок

Несмотря на небольшой выхлоп, Шарипов решил развивать технологию дальше: стал использовать вместо обычной ручной графики технику deepfake (сочетание английских deep learning — глубокое обучение нейросетей и fake — подделка), которая позволила ускорить и удешевить создание контента. Malivar стала участником NVIDIA Inception Program для стартапов, работающих с искусственным интеллектом, а в декабре 2019-го попала в акселератор 500 Startups и «Сбербанка», после окончания которого банк давал Шарипову 10 млн рублей инвестиций. Но предприниматель пока не решил, примет ли деньги взамен на долю в компании.

Пандемия изменила планы разработчика — поначалу не в лучшую сторону. На фоне всеобщего кризиса несколько крупных контрактов стоимостью 1-1,5 млн рублей отменились на последней стадии: заказчики начали сокращать бюджеты. А вот решение правительства отменить все массовые мероприятия (сначала численностью до 5000, а потом и до 50 человек) стало для Malivar настоящей золотой жилой: все хотели арендовать Aliona для съемок в рекламе и участия в модных показах, которые поспешно переводились в онлайн.

Решение правительства отменить все массовые мероприятия стало для Malivar золотой жилой: все хотели арендовать Aliona для участия в модных показах, которые поспешно переводились в онлайн

«Для создания проекта с виртуальной моделью можно абсолютно все сделать удаленно: выбрать цвет волос, мейкап, одежду, освещение и локацию, записать музыку», — говорит дизайнер Константин Шиляев, основатель бренда солнцезащитных очков Fakoshima. Серия изображений Aliona Pole в его очках теперь используется на его сайте, в официальном аккаунте бренда в Instagram (32 200 подписчиков) и в рекламных интернет-материалах. «Мы и так практически не выходим из сети в течение дня, в момент изоляции все внимание людей будет сконцентрировано там», — уверен Шиляев.

Приходили и по-настоящему крупные клиенты. Организаторы одного из самых ожидаемых модных событий года в Москве — Mercedes-Benz Fashion Week — в середине марта объявили об отмене физических показов и перенесли программу в онлайн. Чтобы сделать ее интересной для зрителей, на роли моделей и ведущих пригласили виртуалов. Aliona появилась в официальном аккаунте мероприятия в Instagram (около 200 000 подписчиков), выложила короткое видео с описанием эмоций от мероприятия и фото, где демонстрировала одежду собственного бренда. «Мы проводили впервые полностью цифровую Неделю моды в интернете — без виртуальной модели было не обойтись. Все настоящие модели и инстаграммеры [которые обычно освещают показы] на карантине, — объясняет Александр Шумский, президент Национальной палаты моды и Mercedes-Benz Fashion Week Russia. — В Aliona нас особенно привлекла идеология виртуального инфлюенсера, ее взгляд на осознанное потребление». За трансляцией цифровой Недели моды в среднем следили 30 000 человек, в пиковые моменты — 50 000 зрителей.

«Без виртуальной модели было не обойтись. Все настоящие модели и инстаграммеры на карантине»

Апрель для Aliona Pole выдался насыщенным: 17 апреля она стала моделью цифровой коллекции одежды, которую представил AliExpress. На виртуале были копии реально существующих моделей одежды, которые можно купить в маркетплейсе. «Текущая ситуация подтолкнула нас к выходу в новые измерения. Мы видим перспективу в развитии виртуального fashion и, как технологичная компания, хотим быть первыми в этих экспериментах», — ответили Forbes в пресс-службе AliExpress.

В предкарантинном марте выручка Malivar составила 200 000 рублей, в каникулярном апреле — уже 3 млн рублей. Также Шарипов получил несколько предзаказов на 5 млн рублей от компаний из сферы моды, медиа и финансов, количество обращений выросло в 20 раз. «Корона уйдет, а многие паттерны поведения останутся. Уверен, мы будем расти и дальше при любых сценариях», — заключает он. С ним согласен директор по распространению технологий «Яндекса» Григорий Бакунов: он считает, что виртуальные персонажи смогут со временем давать потребителю больше эмоций и ощущений, чем живые актеры.

Author: K1rusH

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *